Мобильное меню Усадьбы Дубровицы
свидетели былого величия

Экспонаты

Драгоценные и просто ценные экспонаты, чья история связана с историей усадьбы Дубровицы
Архив графа М.А.Дмитриева-Мамонова. Рукописи на 12 листах. 1810-е-1840-е. Архив продан на интернет-аукционе неизвестному покупателю.
«Судьба жестоко обошлась с этим незаурядным человеком: более половины жизни провел он под домашним арестом. И после смерти к его личности относились несправедливо. Объявленный в 35 лет сумасшедшим (хотя в это верили не все) граф таким и вошёл в мемуары состарившихся одногодков, а затем, как забытый исторический персонаж перекочевал на страницы краеведческих изданий. И как теперь доказать, что за внешними чудачествами Матвея Александровича скрывались порой тайные помыслы и устремления, за какие шли на виселицу и на каторгу лучшие из его современников?» — писал А.М. Тарунов. Действительно в архиве Дмириева-Мамонова хранились порочившие его бумаги, содержавшие масонские и свободолюбивые идеи. Всё это, знакомец семьи Булгаков, советовал сжечь графине Марии Александровне, являвшейся наследницей имения после смерти брата. Документы были вывезены из Дубровиц и дальнейшая судьба их не известна".
Собственноручный автограф графа Матвея Александровича Дмитриева-Мамонова. Автограф и развернутая запись на 11 строчек под письмом
"Конволют из собрания князя М.А. Голицына (Михаил Александрович Голицын - отец Сергея Михайловича Голицына) был передан из имения Дубровицы в Никольское-Урюпино, оттуда в Архангельское, а потом – в Ново-Иерусалимский музей, где большинство книг погибло во время Великой Отечественной войны. Но этот сборник уцелел и вернулся в хранилище Архангельского".

Иродион Илоезерский и особый характер белозерской святости. Филолог Александр Лифшиц представил книгу о малоизвестном святом XVI в.
Новое
Cameo showing Catherine the Great as Minerva, Alexander Dmitriev-Mamonov, 1786-89 (?) © State Hermitage Museum, St Petersburg
Возможно, резьбой по камню императрицу увлек один из самых обожаемых ею фаворитов – Александр Ланской. После его ранней и неожиданной смерти (1784). страдающая Екатерина на короткое время охладела к геммам, но после 1785 году увлечение вспыхнуло с новой силой, постоянно подпитываясь страстным поклонением этому искусству нового любимца – Александра Матвеевича Дмитриева-Мамонова.

Именно «красный кафтан», как называла его венценосная покровительница, способствовал приобретению в 1787 году знаменитой коллекции «антиков» Герцога Орлеанского. В благодарственном письме к зарубежному другу, барону А. Гримму, императрица выражала свои чувства, рожденные созерцанием резных камней: «Одному Богу известно, сколько радости дается ежедневным общением со всем этим. Это неисчерпаемый источник познаний» . А своему секретарю, небезызвестному А.В. Храповицкому, как-то сказала, что интерес к антикам – «это дело императорское».

Огромное собрание гемм императрицы могли видеть только избранные, оно хранилось в особом кабинете Зимнего дворца в специально заказанных шкафах работы Д. Рентгена. Увлечение глиптикой вело дальше. Дмитриев-Мамонов сам пытается резать твердые камни и даже ставит на одной из собственных печатей свое имя. Екатерина II к творчеству не была склонна, но заинтересовалась изготовлением слепков с камей. Чаще всего после обеда, слушая чтение почты, Екатерина делала слепки из папье-маше.


Елена Долгих
Журнал Русское искусство
http://ricolor.org/history/mn/pv/kamea/


Профиль Екатерины II вырезан на поверхности колумбийского изумруда. Зная необычайную твёрдость этого камня, сложно даже представить, как долго и кропотливо трудился мастер над созданием этого шедевра. К подложке из опала приклеена пластинка черного оникса, на которой и лежит изумруд. Глубокий зеленый цвет камня красиво оттеняется чернотой оникса. Портрет императрицы окружают пятьдесят бриллиантов подушковидной огранки.
Изумруд с портретом Екатерины Великой.
В описаниях богатств Мамонова есть похожее украшение, но связь с именно этого украшения с его коллекцией не установлена. По имеющейся информации, камея была продана после революции зарубежному покупателю и сейчас находится в частной коллекции.
Поиски продолжаются...
Made on
Tilda