Мобильное меню Усадьбы Дубровицы
ХЛЕБНЫЙ МАГАЗИН

Мамонов и Руссо

Как граф Матвей Дмитриев-Мамонов идеи Жан-Жака Руссо в своих деревнях воплощал
Матвей Александрович Дмитриев Мамонов, как известно, был масоном и необычным для России помещиком. По возвращении из заграничного похода, он вернулся в свое имение в Дубровицах, где поселился уединенно и занялся обустройством разрушенной войной усадьбы, которую, по мнению современников, превратил в подобие крепости. О том, что он снизил оброк своим крестьянам знала не только вся округа, но и в столицах. Дабы не идеализировать помещика, заметим, что Мамонов вовсе не был добреньким барином, пользовался своим правом пороть своих крепостных и даже отправил в работный дом крестьян, обратившихся к нему с просьбой снизить оброк в связи с неурожаем. Кроме того, он был одним из землевладельцев, устроивших для своих крепостных так называемые «хлебные магазины» в духе Руссо. Сейчас подобные запасы называют Стабфонд.
Жан-Жак Руссо
Вот что писал об этом явлении известный филолог Юрий Лотман:

Идея «общественных магазинов» имела в XVIII веке свою небезынтересную историю. В статье «Политическая экономия», предназначенной Руссо для «Энциклопедии», в отличие от пропагандируемых физиократами общественных мастерских, он предложил идею общественных хлеб­ных магазинов, считая, что земледелец важнее в общественном смысле ремесленника и более заслуживает покровительства власти.

Руссо писал: «Предположим, что для того, чтобы избежать в не­урожайные годы голода, решат организовать общественные мага­зины» и далее излагал план подобной организации. Сочинение это дважды в XVIII веке было опублико­вано в русских переводах и, конечно, находилось в поле зрения издателя-масона Новикова, а также и А. М. Кутузова, И. П. Тургенева и А. А. Пет­рова, внесших эту идею в «Хризомандр».

Идея Руссо вызвала живые отклики в русском обществе. В 1766 году гр. Роман Во­ронцов опубликовал в «Трудах вольного экономического обще­ства» статью «О заведении запасного хлеба», где сообщал: «В каждой из своих деревень велел я построить столько житниц, сколько требует число душ того села».

Вольное экономическое общество утвердило за заведение запасных хлебных магазинов с 1767 по 1776 годы специальную золотую медаль. Однако в самом истолковании идеи хлебных магазинов была любопытная специфика.

Воронцов усматривал в ней проявление заботы помещика о беспечных и не способных к самостоятельному ведению хозяйства крестьянах: «Что касается до самой черни, то оная сама собою и по своей воле, как уже довольно известно, о своем собственном добре и предохранении себя от бедственного голода не радеет».

Руссо видел в магазинах средство покрови­тельства суверена — общей воли — гражданину как своей собст­венной части. Неслучайно он считал возможным реализацию этой идеи лишь в подлинной республике, приводя в пример идеализи­руемую им в эти годы Женеву. Во всяком другом государстве, по его мнению, осуществление подобного замысла привело бы лишь к новым злоупотреблениям.

Новиков увидел в «хлебных магази­нах» средство внегосударственной деятельности, сближения обще­ства добродетельных мудрецов, не являющихся властью, и народа.

Такую же позицию, вероятно, разделял и Дмитриев-Мамонов.


По материалам:
Ю. Лотман. "М. А. Дмитриев-Мамонов — поэт, публицист и общественный деятель". Труды по русской и славянской филологии., т. II. «Уч. зап. ТГУ», вып. 78, Тарту, 1959
Ю. М. Лотман. Руссо и русская культура XVIII века. Сборник статей "Эпоха просвещения", Ленинград, 1967
Е. Болдина "Последний из рода Дмитриевых-Мамоновых", "Московский журнал", №4 2001
Made on
Tilda