Мобильное меню Усадьбы Дубровицы

Рокотов Портрет Анастасии Михайловны Загряжской (Голицыной)

Из письма (1753) княжны Анастасии Михайловны Голицыной (1728 – 1779) к брату Александру (1723 – 1807): «Государь мой братец! Беру смелость вас прасить, чтоб вы мне приказали купить, ежели мошна сыскать, памаду, каторой называетца жемчужной. Также и платки батистывая с етим же памадам, каторыми трут лицо. А я етот памад видела у графа Санти, каторой он [с] сабой привес из Рима. Оной памад белай, видам, как обыкновеной помад, толка сказавают, как лицо им натрешь, то делает великую белизну и харошую тень. И для тово меня здешныя дамы прасили, чтоб я чрез вас им достала онава памаду. А что будет стоить весь етат памады и платки, я чрез вексиль вам, не умедля, денги переведу. Прашу, государь братец, не прогневатца, что я осмелилась вас етим трудить. Ибо я никак от них отговоритца не магла, чтоб к вам не описать. Итако остаюсь со всегдашнею моею надеждаю на вас. Нижайшая услужница ваша к[няжна] Настасья Г[олицына]». (РГАДА, ф. 1263, оп. 1, д. 7239, лл. 38 об., 38).

«Жемчужной памад» Анастасии Михайловне, видимо, помог. 13 ноября 1758 года она благополучно вышла замуж за ротмистра лейб-гвардии Конного полка Николая Артемьевича Загряжского (1728 – 1788), "человека добраго и састаяния зитья порадочного".

О памаде на портрете очевидным образом говорят серьги. Возможно, Анастасия Михайловна на всю оставшуюся жизнь уверовала в силу и магию этого дара природы. По крайней мере именно эти серьги изображены и на втором портрете, который вы увидите чуть ниже.


ссылочка на источник цитаты

Анастасия Михайловна Голицына
Княгиня Анастасия Михайловна Загряжская (урожденная Голинына) Сестра «последнего московского вельможи» Сергея Михайловича Голицына (первого).

Сестра деда последнего владельца Дубровиц Сергея Михайловича Голицына.

Рокотов
Федор Степанович

1732 - 1808

Портрет А.М. Загряжской
1760


Холст, масло 62 x 53
Инвентарный номер: Ж-445
Поступление: В 1926 из Государственного музейного фонда.

Загряжская Анастасия Михайловна (1728-1779) - дочь генерал-адмирала князя М.М. Голицына-младшего. Жена (с 1758) Н.А. Загряжского.
Вариант-повторение портрета, хранящегося в ГРМ.

Ранее:
Собрание С.М. Голицына (имение Кузьминки, затем Дубровицы Московской губернии, Румянцевский музей)

Выставки:
Первая выставка национального музейного фонда, М., 1918;
Ф.С. Рокотова, М., Л., 1923;
Выставка новых поступлений в Радищевский музей, Саратов, 1926;
Ф.С. Рокотов и художники его круга, Л., М., 1959-1960.
Оригинал в высоком разрешении на сайте culture.ru


Федор Степанович Рокотов (1735? – 1808)
Портрет Анастасии Михайловны Загряжской
Конец 1760-х
Холст, масло. 62x50 см
Государственный Русский музей
Еще немного про помад

Письмо матери сыну Александру Михайловичу:

Августа 12 [1753].

Табакерку порцелиноваю пришлю на карабле с "Питером Выбес".

Сестра тебя прасила на прошлой почте: есть памад, чем лицо трут. Вывозитца из Итали[и] или из Рима. А делоется буто из жемчугу. По 2 ру[блев] или по червоннаму небалшая банка. А такие памады и румянец привез из Ытали[и] г[раф] Санти. Дарил дам[ам] за диковенку, каторые за великое одолжение принели. А каторым не дасталась, тебя просет, чтоб ты их одалжил. Хотя отнае на пробу на карабле прислал.
Неизвестный фотограф. Главный дом. Усадьба Дубровицы. XVIII в. XVIII в. - сер.XIX в. Московская обл. Подольский р-н. Усадьба Дубровицы. Дворец. XVIII в. XVIII в. - сер.XIX в. Интерьер. Фрагмент одной из комнат. (Портретная галерея ?).
Фото из коллекции Музея Щусева

Место портрета указано предположительно исходя из описания Никифорова и физических размеров картины

Для любителей букв и картин приведем обширную цитату из книги Нины Михайловны Молевой "Тайны Федора Рокотова".
Книгу можно
почитать тут

...Сын генерал-аншефа и казанского губернатора, Н. А. Загряжский в 1758 году получил чин лейб-гвардии секунд-майора и женился на дочери генерал-адмирала А. М. Голицыной, одной из засидевшихся в девках великосветских невест: ей было тридцать лет. Ф. С. Рокотов пишет А. М. Загряжскую дважды. Один из портретов, так называемый олсуфьевский, который находился в частных собраниях Петербурга и экспонировался на Таврической выставке 1905 года, составляет собственность Русского музея. Второй, хранившийся в подмосковных Кузьминках, а затем голицынских Дубровицах, вошел в коллекцию Саратовского государственного художественного музея им. А. Н. Радищева и считается вариантом-повторением первого. И это блестящий пример (еще один!) того, как невозможна для Рокотова копия, как всякое новое обращение к модели становится для него новым откровением и новым переживанием, казалось бы, уже узнанного и пережитого человека.

На олсуфьевском портрете крупная, полнотелая и далеко не юная женщина. Грубоватое лицо с начинающими обвисать щеками, прямой взгляд неулыбчивых глаз, двойной подбородок. Высоко зачесанные волосы забраны под тюлевый чепец. Крупные жемчужные серьги не только не смягчают — подчеркивают простоватость черт, чуть скрадывающуюся мягким отсветом голубого с большими бантами платья. Оборот холста несет самые подробные сведения о портрете: „оригиналкой Портрет Настасьи Михайловны Загряской урожденной княжны Голицыной писанной в Москве живописцем Рокотовым. Настасья Михайловна (родилась. 1729 года сентября 17. дня) в супружество в ступила 1758. ноября 13. скончалась 1779. майя 11. писан в москве живописцем рокотовым".

И саратовский портрет. Осталось неизменным положение фигуры, то же широко написанное голубое платье, серьги, поднятая вверх и оставляющая открытым лоб прическа, но неузнаваемо изменилось лицо. Исчезло тупое самодовольство. Мягким лукавым отблеском зажглись повеселевшие глаза, неуловимая ироничная улыбка тронула губы. Прошедшие годы — а это именно годы легли между портретами мастера — сняли пухлость щек, обретших более тонкий абрис. На более замысловато уложенные волосы легла черная кружевная наколка, подчеркнувшая глубину глаз. Теперь это та самая Загряжская, которая умела оживлять своим присутствием и разговором общество в Яропольце, имении брата мужа Александра Артемьевича. У Загряжской не столько связи с екатерининским двором, сколько с „прошедшим" — елизаветинским, своеобразное дворянское фрондерство, так любимое и чтимое в Москве. И характерно, что парный портрет Н. А. Загряжского написан именно к этому второму, если можно так сказать, расцветшему портрету жены.

Вслед за супругами Загряжскими Рокотов напишет младшего брата Анастасии Михайловны, полковника Дмитрия Голицына. Это один из рокотовских, условно говоря, нарядных портретов в своем сочетании светло-голубого с золотыми петлицами бархатного кафтана, желтого камзола и красной бархатной горностаевой мантии. Ранний по времени, он ближе всего по живописному решению к первому варианту портрета И. Г. Орлова. Следующей шла семья Анны Александровны Голицыной-Строгановой, у потомков которой и соберутся все рокотовские полотна.

Федор Рокотов писал мужчин, женщин и детей, юных и в преклонных годах. Мы знаем, как менялась его своеобразная и бесконечно разнообразная в приемах „кухня". Но знание относительно разных портретов не может сравниться с единственной в своем роде возможностью увидеть рядом всю галерею семейных портретов — как они были задуманы, как должны были висеть и выглядеть по замыслу художника. Такая семейная группа среди работ Ф. Рокотова есть: А. А. Голицына-Строганова, ее муж, М. М. Голицын, и их первенец, подросток Дмитрий. Обстоятельства сложились так, что уже многие десятилетия эти портреты разбросаны по всей стране. Портрет сына с 1930 года находится в Приморском краевом музее им. В. К. Арсеньева во Владивостоке, отца — с 1923 года в Воронежском музее изобразительных искусств, Голицыной-Строгановой — в Ульяновском областном художественном музее. Единственный раз им удалось оказаться в общей экспозиции — на юбилейной рокотовской выставке 1960 года.
Made on
Tilda