Мобильное меню Усадьбы Дубровицы
Пелихов и его команда

МИС

Еще недавно главным напоминанием о Машинно-испытательной станции в Дубровицах было здание клуба и Пелихово поле. Теперь только МИС-овские дома, которые уже признаны аварийными и приговорены к сносу


Воспоминания Зои Федоровны и Василия Денисовича Журбы в записи их внука Александра Олеговича Журбы

Переезд в Подмосковье


В сентябре 1949 г. Александр Алексеевич Пелихов со всей семьей уезжает в Москву для организации строительства Подольской машиноиспытательной станции. Поселяется в Подольском районе поселок Дубровицы. Это знаменитое село в 30 км от Москвы. Знаменито село своей необычайной архитектуры церкви Знамения, сооруженной в 17 веке европейскими мастерами по заказу владельца усадьбы Б.А. Голицина. В строительстве применялся местный камень серого цвета, мягкий, легко поддающийся художественной резке. Церковь стоит на слиянии двух рек: Десны и Пахры, а далее река течет под названием Пахра к Подольску.

Для задействования испытательной станции необходимо было построить подсобные помещения и жилье для сотрудников. Пелихов по своей сути строитель, горячо взялся за эту работу в качестве организатора. За короткий срок были построены здания: гараж, большой лабораторный корпус, где проводились технические испытания машин, еще один большой корпус для более мелких машин для испытаний и хранения с надстроенным вторым этажем, где размещалась контора. Склад для инструментов. Территория огорожена, имеется проходная со сторожем.

На территории Дубровиц есть старинный парк с вековыми деревьями. Центральная аллея, где по правую ее сторону построены ряд жилых домов, как старых так и современных, деревянных, одноэтажных. В одном из таких домов и поселилась семья Пелиховых.

Итак: в сентябре 1949 г. Пелихов из Кургана уезжает в Московскую обл. Подольский р-н поселок Дубровицы для строительства Подольской машиноиспытательной станции. Мы же пока остаемся жить в Кургане.


Это последняя по датировке запись в воспоминаниях Зои Федоровны, свою жизнь в Кургане в 50-ых годах, когда она заканчивала институт и в Дубровицах - а затем в Юшино, уже в 1970-ые годы - она, к сожалению, не описывала - равно как и Василий Денисович, воспоминания которого заканчиваются 1950-ыми годами в Подмосковье.

Переезд в Подольский район Московской области

И я решил перебраться в Подмосковье, поближе к светилам медицинской науки, к специалисту по полиартритам академику Нестерову. Хотел уволиться, но не тут-то было. Не дают согласия на увольнение хоть ложись и умирай. Но когда поликлиника дала мне направление на ВТЭК для определения инвалидности, никто задерживать не стал, и я получив отпускные, расчет, забрал с собой Олега и Женю в январе месяце 1953 года поехал в подмосковный город Подольск, по приглашению Пелихова Александра Алексеевича, бывшего главного инженера Областного управления с/х-ва в Кургане. Его министерство с/х-ва перевело в 1949 году из Кургана в Подольск директором вновь организованной машиноиспытательной станции. Вот мы к нему и приехали. Связи у Пелихова были хорошие и по его рекомендации я тут же устроился работать в учхоз Щапово главным инженером механиком. Директором этого учебного хозяйства Тимирязевской академии был Сергей Семенович Никулин. Но на выборах его избрали председателем райисполкома, а на его место приехал из города Козлова новый директор некто Кузулин. По его инициативе меня уволили и я тут-же уехал из Щапово и устроился в Подольскую МИС старшим научным сотрудником в Дубровицах. За это время к нам из Кургана приезжала наша мама Зоя на каникулы, привезла Васю, а осенью увезла с собой Васю обратно. Ей надо было еще год прожить в Кургане и закончить сельхоз институт по специальности зоотехника.


Подмосковье. Подольская МИС.
М.И.С. это сокращенно Машинно Испытательная Станция, где испытываются первые образцы создаваемых новых машин для механизации животноводческих ферм совхозов и колхозов.

Испытания проходят доильные агрегаты, зернодробилки, корнерезки, кормозапарники, поилки, подвесные и наземные дорожки, безбашенные электро-водокачки, глубинные насосы, силосные комбайны, сенокосилки, и другие машины. Все эти машины испытываются в условиях работы для них предназначенной, по методике, утвержденной Министерством сельского хозяйства. В процессе испытаний набирается материал и на его основании составляется протокол испытаний, в котором указывается качество данной машины и рекомендация на серийное производство или снятие машины с изготовления, как не выдержавшую условия испытаний.

Вступив в должность старшего научного сотрудника в мае м-це 1953 года, мне поручили испытывать подвесную дорожку для раздачи кормов животным и уборки навоза из животноводческой фермы крупного рогатого скота в колхозе им.Чкалова. Этот колхоз располагался в деревне Кутьино Подольского района в трех километрах от поселка Дубровицы, где и находится МИС. К вновь построенной ферме подвозили рельсы, вагонетки, крепеж. И мы с двумя помощниками начали крепить магистральный рельс к потолку фермы. Потребовался лесоматериал для усиления потолочных перекрытий, так как вместимость вагонетки равнялась двести килограммам. Время шло, дни складывались в недели, а правление колхоза не подвозило к ферме нужный материал: круглый лес и доску пятидесятку. Все у нас было готово: рельсы уложены вдоль намеченых путей подвески, крепежный материал, подвесные тяги, болты, гайки, скобы - все подготовлено к монтажу. Задержка установки рельса была из-за отсутвия лесоматериала. Пришлось идти в контору колхоза и требовать от председателя тов. Шинова доставить лесоматериал к месту работы. Предколхоза вызвал шофера грузовой автомашины и дал указание подвезти из ближайшей бригады круглый лесоматериал к животноводческой ферме. Это были телефонные столбы, разрезаные пополам. Чтобы они плотно прилетали к поперечным балкам, их надо было подогнать. Потребовался специалист по плотницкому делу. Понадобилось искусство владеть топором и буравом для сверления отверстий. В штате МИС такой специальности не предусмотрено. В строительной бригаде колхоза были ребята, обладающие этой специальностью, и нам выделили такого мастера. Он проделал необходимую работу по укладке усилителей на чердаке фермы.

Для того, чтобы уплотнить наш рабочий день и избавить нас от хождения на обед в Дубровицы, поставили нас на колхозное питание у поварихи тети Маши. Тетя Маша кормила нас щами, кашей, молоком. Мы приходили к ней на дом, обедали и тут же шли работать на ферму. Устанавливали транспортный рельс, стрелки для маневрирования вагонеток по рельсам с тем, чтобы вагонетка могла перейти с одного пути на другой, так как рельсы мы устанавливали по середине пролета фермы с двух сторон: для раздачи кормов и для уборки навоза. Средний рельс мы вывели за пределы скотного двора к навозохранилищу, чтобы вагонетки, нагруженные навозом самоходом катились. Они опрокидывали навоз в яму навозохранилища. В один из пасмурных дней с утра начал накрапывать дождь, мы работали внутри фермы до обеденного перерыва.

Пошли обедать к Марие Сергеевне, вымыв руки уселись за стол и начали кушать поданые нам щи. Поднялась гроза, сверкнула молния и у всех нас какой-то необыкновенной силой вырвало из рук ложки, наполненные щами и отбросило их в сторону окна к сверкнувшей молнии. Раздался оглушительный треск грома, от которого мы все трое притянулись к столу. Гроза ушла в сторону, нам дали другие ложки и мы начали доедать щи из мисок. Пообедав и переждав идущий дождь, пошли на ферму доканчивать работу по монтажу рельса на среднем пролете.

После работы по пути домой в Дубровицы, мы обсуждали случай с аллюминиевыми ложками, которые молния вырвала из наших рук. Хорошо, что молния прошла рядом с домом, а что было-бы, если она ударила бы в дом? Трудно представить, что могло получиться. Действие разряда такой огромной силы на живые организмы сильно опасно и от нас остались бы в лучшем случае трупы. На этот раз мы отделались только испугом.

Прошло еще две недели, подвесную дорожку мы закончили, испытали под нагрузкой. Нагружали кирпичами, бутовым камнем. Рельс укреплен хорошо, прогибов не обнаружено. Комиссия колхоза нашу работу приняла с оценкой хорошо, дорожку сдали колхозу по акту. Правление колхоза премировало нас за монтаж деньгами 200 руб. Над оформлением протокола я просидел две недели. В зимнее время в этом же колхозе я испытывал машины, установленные в кормоцехе: клубнемойка, корнерезка, кормозапарник, зернодробилка, а так же безбашенная водокачка. На протяжении 1953-54 г наша бригада установила и испытала наземную дорожку в животноводческой ферме колхоза "Путь Ленина" в селе Ямы. Подвесную дорожку на новой ферме крупного рогатого скота в селе Никулино, там же смонтировали и испытали доильную установку.

Пришлось провести краткосрочные курсы дояркам и механику по разборке и сборке доильных стаканов, уходу за вакуум-насосом, регулятором количества всасывания. Разборка и сборка доильных стаканов необходима после каждой дойки, так как их необходимо тщательно мыть в содовом растворе, в горячей, а затем в холодной воде. Если не мыть, то остатки молока закисают в стаканах, в резиновых молокопроводах, и на следующей дойке молочко будет портиться и закисать. Доярки были нам благодарны за обучение. Такое отношение вдохновляло нас на добрые дела и мы старались добросовестно выполнять порученную нам работу.

Вторая целина

Наступала весна 1954 года. В газетах, по радио, по телевидению заговорили о залежных и целинных землях. О том, что их надо поднимать, сеять на них пшеницу и получать на этих плодородных землях больше хлеба.
<...>
Вернулся я в Дубровицы уже в новую квартиру, полученную в мое отсутствие от МИС-а, аж 30 декабря 1956 года.


Источник ЖЖ Александра Олеговича Журбы "Воспоминания деда" и "Воспоминания бабушки".
https://alexjourba.livejournal.com/221565.html
Made on
Tilda