Мобильное меню Усадьбы Дубровицы

Виктор Талалихин

1918-1941
Базировался полк на аэродроме, расположенном в 7 км от г. Подольска Московской области и в 3 км от поселка Дубровицы, где в бывшем имении графа Голицына, на слиянии двух рек Пахра и Десна, располагался наш военный гарнизон-городок.
— Из воспоминаний Фомина Виктора Андреевича
В ночь на 7 августа 1941 года младший лейтенант В. В. Талалихин в воздушном бою под Москвой ( недалеко от деревни Кузнечики, район Подольска ), в 23 часа 28 минут таранил вражеский дальний бомбардировщик "Хейнкель-111". [ Долгое время считалось, что это был первый ночной таран в небе Москвы, однако это не совсем так - ещё 29 Июля лётчик 27-го авиаполка П. В. Еремеев на истребителе МиГ-3 таранным ударом сбил бомбардировщик Ju-88. Это и был первый ночной таран в московском небе. Указом Президента Российской Федерации от 21 Сентября 1995 года П. В. Еремееву посмертно присвоено звание Героя России ].
...Та ночь была светлая, лунная, тихая. На небе ни облачка, а от нагретой солнцем земли пахло поспевающими яблоками и свежескошенной травой. На окраине Москвы лётчики противовоздушной обороны несли ночное дежурство, готовые в любую минуту подняться по приказу в небо, И такой приказ поступил. На подступах к столице замечена эскадрилья вражеских бомбардировщиков с тоннами смертоносного груза. Наши истребители взмыли в небо. Заместитель командира эскадрильи 177-го авиаполка Виктор Талалихин, получивший ласковое прозвище "Малыш" за невысокий рост и мальчишеский задор, обнаружил врага на высоте 4800 метров и ринулся наперерез.
Двухмоторный немецкий "Хейнкель-111" уклонился от лобового столкновения и, видно дрогнув от неожиданного напора, тут же повернул "оглобли" назад. Талалихин на своём "ястребке" продолжил преследование. Немец искусно маневрировал, не решаясь принять бой. "Малыш" атаковал врага 6 раз. Один мотор удалось вывести из строя. Когда кончились боеприпасы, Талалихин принял решение: "Иду на таран !" Понимал ли он, что это смертельный номер ? Конечно понимал ! А о чём он тогда думал ? О том, что "...если погибну, так один, а фашистов в бомбардировщике - четверо". Один против четверых... Так мы воевали в первые месяцы войны.
...Виктор подобрался сзади к бронированному "Хейнкелю", чтобы ударить винтом по хвосту и... правую руку обожгло огнём: немец ударил из пулемёта по нашему "ястребку". Ранение не остановило молодого лётчика: всю тяжесть своей боевой машины он обрушил на вражеского бомбардировщика. Раздался страшный треск. "Ястребок" перевернулся вверх колесами, но это не помешало раненому Талалихину отыскать парашют, отстегнуть ремень и выброситься из падающего самолёта. Пока длился затяжной прыжок, он успел заметить, как разрасталось пламя вокруг протараненного им "Хейнкеля", как он взорвался в воздухе и рухнул вниз.
Талалихин приземлился на болото, возле деревни Мансурово ( район нынешнего аэропорта "Домодедово" ). Местные колхозники, наблюдавшие за ночным боем, помогли лётчику выбраться из воды, обогрели, накормили, перевязали раненую руку и снарядили колхозную подводу, чтобы отправить лётчика в часть. По прибытии он тут же пересел на мотоцикл и помчался отыскивать место падения сбитого им бомбардировщика. Возле берёзовой рощи догорали обломки "Хейнкеля". Тела его экипажа были разбросаны в 100 метрах от самолёта...
Командир экипажа "Хейнкеля" - 40-летний подполковник, награждённым Железным Крестом за боевые действия против Польши в 1939 году. На левом рукаве кителя - эмблема за успешные бомбардировки Нарвика.

Уже на следующий день, 8 августа 1941 года, Виктору Талалихину было присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда". Ему было всего 22 года.

Источники:

История 177-го истребительного авиационного полка

Подробнее о таране читайте на сайте warspot.ru
Описание воздушного боя из документов 6-го ИАК ПВО. Фото: warspot.ru
Made on
Tilda