Мобильное меню Усадьбы Дубровицы
история одного дома

ОРАНЖЕРЕЯ
или
ДОМ С ПРИВИДЕНИЯМИ

Кто жил и как в бывшей оранжерее Голицыных
Сейчас это дом №35, а раньше у него был неоднозначный №13...

Время постройки оранжереи не было известно. Источники сообщали, что хозяйственные постройки и конный двор были возведены при Сергее Алексеевиче Голицыне - где то в 1750-х. Но в перечислении выстроенных зданий оранжереи нет. Что не исключало, что она была, но ее просто забыли назвать. Источники - не официальные документы, а мемуары. Рассматривалась версия, что оранжерея появилась и позднее - при Александре Матвеевиче Дмитриеве-Мамонове - экс фаворите Екатерины, который тоже активно занимался строительством и обустройством Дубровиц. Это 1780-ые - начало 1800-х. Возможно и позже, уже при его сыне Матвее Александровиче. Точно известно, и об этом пишут несколько источников, что при Сергее Михайловиче Голицыне, начавшем обустраивать Дубровицы в 1880-х, здание оранжереи было перестроено в жилой дом, который владелец Дубровиц сдавал дачникам. В этом виде дом простоял около 100 лет, пока не пережил годы разрухи и, в отличие от многих ровесников, не был снесен, а подвергся глобальной реконструкции и снова засиял на липовой аллее уже в новом качестве - элитного таунхауса на 10 двухуровневых квартир.

И вот совершенно неожиданно в комментариях к школьной фотографии мы видим архивную справку, которую цитирует нынешний директор школы Надежда Викторовна Бухвостова:

Школа в Дубровицах открыта в 1915? году. С 1930 - Дубровицкая неполная средняя школа. В 1937 году адрес школы: Подольский район, Лемешовский с/совет, селение Дубровицы, дом 13. Школа расположена в двух зданиях. Здание школы в п. Дубровицы 1837 года постройки, каменное, приспособленное, в д. Беляево 1895 года постройки, деревянное, приспособленное. В 1937 году в школе 11 классов, 411 учеников, 11 учителей, 1 директор, 3 завуча. Сведения получены из Центрального архива Московской области (05.02.2016 года).
Ученики 7 класса (выпускного) с учителем по литературе и русск. языку - Пемуровой Марией Николаевной ( в полосатом шарфике) 1934 год.,на фоне оранжереи ( д.35) в Дубровицах). Фото из семейного альбома Евгении Курковой (Мельченко)
Ученики 5 кл. c учителями, 1935 год, п. Дубровицы. Во дворе школы ( это - старое двухэтажное здание бывшей оранжереи. Сейчас дом №35). Фото из семейного фото-архива Евгении Курковой (Мельченко).
В 1930-ые в здании бывшей оранжереи располагалась Дубровицкая семилетняя школа. Это еще одна отдельная страница истории Дубровиц, которую мы обязательно напишем вместе с вами!
В истории этого дома - огромный пласт истории Дубровиц. Мы уже поговорили с несколькими людьми, жившими в нем в разные годы.
Если вам есть что рассказать - пишите!
Куда? В ОК, ВК, FB или в форму на сайте...
Капитальный ремонт бани - 1948 год. Фото из архива Т. К. Фирсовой


"Шел 1945 год, заканчивалась война, и в Дубровицы начали прибывать сотрудники вновь созданного института. Обосновался он в этом самом здании, где мы сейчас находимся, (текст написан к концерту, состоявшемуся в 2006 году) который называли Дворцовым корпусом. А жить сотрудников размещали в имеющихся старых домах в основном барачного типа, каждой семье по комнате, удобств никаких.

Детсада не было, семилетняя школа, библиотека и амбулатория находились через речку в Беляево. На месте нынешнего здания Дубровицкой администрации была баня".

из воспоминаний Татьяны Константиновны Фирсовой (Сурской)


"Здесь раз в неделю мылись все жители поселка. За баней стоял общий уличный туалет и колонка с водой. Слева от бани виден угол дома №13-тогда он считался самым престижным жильем (коридорная система, по 12 м. комнаты на семью, на первом этаже некоторые удобства -туалет и раковины с водой.) В этом доме жили многие сотрудники института: Первовы, Джапаридзе, Дрозденко, Остроумовы, Сурская (Фирсова), Анисимовы, Негины, Лихачевы..."

(здесь мы ставим отточие, так как подозреваем, что список фамилий далеко не полный и будет дописываться по ходу пьесы)
Как мы и полагали
+Печкуровы Шкунковы, Крыловы, Борисовы, Мильчевские, Мещеряковы, учитель немецкого Фаина Еремеевна Кузнецова и артист Эдуард Даль...


из воспоминаний Татьяны Константиновны Фирсовой (Сурской)
Комнатки в 13 доме были маленькие, - вспоминает Ольга Негина. - А ещё, в каждой комнате жила семья 4-6 челове, включая бабушек. Также к нам например, приезжали сестры папы. Одна из них приезжала в длительные отпуска (по нескольку месяцев) и всегда говорила, что Дубровицы, это маленькая Швейцария.

Живя по 7-8 человек с грудными детьми никто даже не задумывался, что тесно, шумно. Все жили скромно. У людей что время (60-тые годы) были совсем другие приоритеты.

Татьяна Борисова тоже в детстве жила в этом доме и рассказывает, что по сравнению с комнатой в одном из стандартных домов, комната в Оранжерее ей казалась огромной.
Потолки в доме царской постройки были выше, чем в доме времен первых пятилеток.

Готовили в Оранжерее на общей кухне, на керосинках. В 1960-ые стали появляться и электроплитки. Татьяна Кузнечикова рассказала, как чуть не устроила пожар в своей комнате. «Бабушка ушла готовить на кухню, а мне было скучно и я включила «радио» в розетку и стала ждать, когда заиграет музыка. На плитке лежала тряпка, и она задымилась. Прибежала тетя Маша Крылова и спасла нас».

Сейчас сложно объяснить, как можно перепутать радио и плитку. Проще приложить картинки, как выглядели радиорепродукторы и плитки в те годы.
Почти все жители бывшей оранжереи вспоминают запах, пропитавший стены этого дома - запах керосина, кухни, к которому в банные дни примешивался запах примыкающей к дому бани.
О бане рассказывает Галина Ивановна Цыганкова: Топили баню раз в неделю перед выходными. Банщиками были дед и бабка по фамилии Заман. Дед почти всегда ходил в кальсонах. Между собой они говорили по-украински. Жили тут же и с ними жила их внучка.
1960-1970-ые

"Вещей у новых сотрудников института в ту пору было немного. Мы приехали сюда с одним чемоданом одежды, сундуком и детской ванночкой. Этой ванночкой пользовались для купания детей все жители дома. Причем купали в ней не только младенцев. С соседями все жили дружно. Всегда можно было зайти и одолжить что-то из еды или вещей. Дети донашивали одежду друг за другом, так что в одной шитой-перешитой шубке ходили и мальчики и девочки. После войны у многих ничего не осталось. Это сплотило людей"

из воспоминаний Аллы Демьяновны Остроумовой

"Вход был со стороны липовой аллеи. В доме была столовая с официантками, и многие жильцы там кормились. В том же доме была Почта, в которой работала молодая и красивая Дина Аркадьевна.

У входа была небольшая площадка, где гуляли дети со всего дома и других домов поселка. Вовка Данилов жил в одноэтажном доме, который стоял на месте нынешнего 19-го дома. Сережа Крылов (позднее он стал офицером и трагически погиб) приезжал на площадку на роскошном конном экипаже с педалями. На нем катались, а когда повезет и фотографировались, все дети. С нами часто играл молодой научный сотрудник Юра Юдин. Любимой игрой был "Гагарин" дядя Юра брал ребенка за руки и раскручивал. Мы были еще детсадовцами, но запомнили это навсегда - рассказала Ольга Негина. - В каждой комнате жила семья по 4-6 человек, включая бабушек. Тут же селили и гостей. К нам в гости приезжали сестры папы. Одна из них приезжала в отпуск на длительное время - по несколько месяцев. Она всегда говорила, что Дубровицы - это маленькая Швейцария. Живя по 7-8 человек в комнате - с маленькими и грудными детьми, с бабушками, никто даже не задумывался, что
тесно или шумно. У людей в те годы были совсем другие приоритеты".

Татьяна Кузнечикова вспоминает рассказы мамы о том, что её маленькой высаживали прямо из окна в палисадник, а девочки постарше - Лендзиан, Шиховы со мной нянчились. В палисаднике росла белая или желтая малина.

Еще Ольга Негина вспомнила интереснейший эпизод из своего детства. Он прекрасно иллюстрирует быт Дубровиц тех лет: "Из детского сада нас водили гулять на Дворянский луг. Помню сидим мы на бревнышке, пьем воду из кружки, и вдруг из леса прямо на нас выходит лось!" Да уж, такое не забудешь...
Воспитателем той группы была Вера Николаевна Роганова, о которой ее бывшие воспитанники до сих пор хранят самые теплые воспоминания.
Об этом эпизоде мы еще вспомним, когда начнем рассказ о детском садике и яслях, а пока пусть тут полежит)

Дима Мещеряков вспоминает, что у Фаины Еремеевны был настоящий деревянный точеный Песочный человечек из немецкой сказки (учительница бывала в ГДР и привозила оттуда удивительные вещи). Когда он не хотел спать - родители одолжили песочного человечка у Фаины Еремеевны. Вышло как в сказке - наконец-то уснул. "Еще на первом этаже 13 дома жила бабуля по кличек Хава. Когда профессура ВИЖа следовала с обеда и на обед - она затейливо материла проходивших мимо ее окон ученых".

Позднее в 1970-ые в одной из комнат 13-го дома разместилась сельская библиотека. Неповторимый запах керосина и книжной пыли помнят многие посетители. Библиотекой в те годы (и много лет позднее, уже после переезда в сельсовет) руководила Тамара Степановна Журавлева - строгая женщина, заставлявшая пересказывать содержание прочитанной книги. Пока не расскажешь о чем та, которую сдаешь - новую не получишь.

Лариса Одинцова жила в этом доме уже в 1970-ые: "Я помню, как мне рассказывали, что здесь была оранжерея со стеклянной крышей и отоплением. В ней еще до революции росли апельсины, мандарины, лимоны. Это казалось невероятным".

В те времена дом условно поделился - в одном крыле жили, как сейчас бы сказали - неблагополучные товарищи. В другом - "приличные люди". Дети побаивались соседей, но в целом атмосфера коммуналки сохранялась до последнего. Клавдии Петровне Остроумовой - большой любительнице почитать - все приносили старые журналы и газеты. Ими у нее была завалена вся комната.

Бабушка с внучкой у 13-го (35-го) дома. Семейный архив Остроумовых.
В 1960-1970-ые годы в доме был магазин - вспоминает Евгения Куркова. - Вход был со стороны Дубровиц и прямо под полуциркульным фронтоном. В 60-е годы (в годы кукурузной реформы) были огромные очереди за мукой. Очередь не умещалась в магазине и продолжалась на улице, причем зимой. Это - у меня на памяти. Это был единственный магазин. Еще был магазин в Беляево. На одной из фото Дарьи Грин видно этот дом.

Татьяна Кузнечикова тоже помнит этот магазин: Там стояли два бочонка с икрой красной и черной, и над ними постоянно летали мухи. Прилавки в этом магазине были высокие (если смотреть с высоты детей дошкольного возраста)

Однажды мы с Ольгой Проскуряковой как- то надыбали мелочи и пошли покупать папиросы и спички...Продавщица спросила: для папы берете, мы кивнули, лет нам было по 6-7, пошли за новый институт (мне помнится, была еще стройка), "выкурили" пачку "Казбека", но дули не в себя, а из себя, дыма не было, переломали все папиросы и не поняли, как у мужиков получается дым...

О магазине в 13-м доме помнит и Лариса Одинцова: Там продавались непонятные продукты. Мясо криля в банках и другие деликатесы. Стоили они дорого и особой популярностью у обычнх людей не пользовались.

Дима Мещеряков говорит, что во времена дружеской помощи братской Кубе в этом магазине продавались даже кубинские сигары и ром "Гавана-клуб".

Потом этот товар переехал в буфет в столовой и в буфет ВИЖа, располагавшийся в цокольном этаже нового здания института. Туда-же завозили разные московские деликатесы - зефир в шоколаде, хрустящую картошку с девочкой на упаковке, кукурузные палочки и газировку "Байкал".

По рассказам старожилов, снабжение в Дубровицах отличалось от того-же соседнего Подольска (в лучшую сторону). Кроме того, по рабочим дням в 18.00 из Дубровиц в Москву каждый вечер отправлялся служебный автобус, который отвозил сотрудников института, живших в Москве. С этим автобусом можно было доехать до московских гастрономов и универмагов. Сотрудники ВИЖа после работы иногда ездили в столицу "от профкома" - на вечерний сеанс в бассейн "Москва", или для организованного посещения театра или концерта. На обратном пути автобус всегда делал остановку у магазина (на Варшавском шоссе, примерно в районе метро "Варшавская"), где можно было купить "московский" хлеб и другие продукты. Там же "ловили" обратный рейс сотрудники, ездившие в столицу или в совхозы и институты московской области по делам института.

На таком автобусе возили профессуру ВИЖа, работавшую в Дубровицах, но проживавшую в Москве. Директор института Лев Константинович Эрнст ездил на нем вместе с другими сотрудниками. Вот так. На фото из архива Дарьи Грин автобус в середине 1950-х - еще до перевода ВИЖа. Тогда в Дубровицах был Институт кормления с/х животных и МИС.
Живописные развалины "Дома с привидениями" в 1990-ые. Фото из личного архива Дмитрия Мещерякова
Эдуард Даль - одна из легендарных личностей старых Дубровиц. Вьющиеся черные волосы, решительный профиль. И тонкая подводка на глазах. Да, он пользовался косметикой, что в те годы никто особо не осуждал. Просто чудик. Хотя прозвище у него конечно было.
Эдуард Даль служил администратором в театре "Ромэн". С соседями особо не общался. До войны он был актером московского передвижного театра и нижегородского ТЮЗа. Как его занесло в Дубровицы - нам неизвестно.
"Этот дом и теперь престижный, но уже под №35 и там всего 10 квартир, но двухэтажных!"

из воспоминаний Татьяна Константиновны Фирсовой (2011 год)
Будем рады получить от вас отклики, рассказы и предложения по истории Дубровиц
Made on
Tilda